CЕМЕЙНЫЙ ПОДРЯД

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

CЕМЕЙНЫЙ ПОДРЯД


     Мне кажется, что было бы непростительным упущением еще раз не упомянуть одного из героев моих рассказов. За этим уникальным в простоте своей моряком, тянется шлейф интереснейших, связанных с ним случаев, которые, по его мнению, и вообще – пониманию, являются нормальным, стандартным состоянием настоящего моряка.

     И так – Иван-Труба. Фигура видная и простая. Как угол дома. В профессиональном отношении, как моторист, Иван Васильевич был специалистом высокого уровня. Все порученные ему заведования по вахте находились в отличном состоянии, при работе механизмов всегда соблюдались нужные температуры, держались установленные давления. Изменения каких-либо параметров Иван чувствовал задолго до того, как те достигали критических отметок, и принимал правильные решения для предотвращения неприятных, а порой и аварийных ситуаций в машине. Упрекнуть Трубу в низком профессионализме было нельзя.

     Но была и другая сторона медали. Полюблял Ваня культурно водочки выпить в свободное от вахты время. Когда оная имелась у него в наличии. Или же когда попадал, строго соблюдая, как он любил говорить, законы морской дружбы, на какой ни будь конспиративный сабантуй. После принятия определенной дозы, как следует, закусив, а точнее будет сказать – поев, Иван ложился отдыхать, дабы в назначенное ему морским уставом время встать на вахту в здравом уме и стабильном состоянии своего большого тела. В общем, водочку он умел принимать себе во здравие, и окружающее его начальство не имело никакой возможности ни по виду, ни даже по выхлопу определить, что Труба беленькую потреблял. Вокруг него всегда витал дух здоровой пищи, сдобренный ароматами лука, чеснока и домашней колбасы. Он не пил, а просто после вахты принимал снотворное. В общем, как ни крути медаль – и с обратной ее стороны Иван не был дилетантом…

     Как-то осенью, когда все чаще задували ветра, пришли мы из очередного рейса и кинули яшку, как положено нормальному танкеру, на дальнем рейде родного Одесского порта. Погода выдалась подозрительно спокойная, и катер с погранцами (и нашими женами)  подкатил к борту. Власти свое дело сделали и дали отмашку на запуск членов семей на борт судна. Труба, среди прочих, тоже встретил свою половину. Хотя, честно говоря, половиной его жену назвать было бы опрометчиво: по габаритам Галя была – целый второй Иван. На сей раз ей было разрешено беспрепятственно подняться на борт. Знать, не оплошала давеча: две утвержденные  крепкими женскими руками на палубу парохода пухлые сумки, несли в своем чреве долгожданную Иваном Васильевичем жидкую субстанцию, которая предательски (но как радостно!) звякнула стеклом при посадке на борт, и супружеская пара чинно проследовала в каюту. Ну а свободные от вахт и работ члены экипажа, съехали на берег с властями, чтобы через сутки сменить оставшихся на борту.

     Но под утро задул ветер, поднялась волна, и всем стало ясно, что катера на рейд не пойдут. Погода ухудшалась. Оставалась надежда, что за день волна убъется. Но погода и к вечеру не утихла. Единственный вышедший катер со сменой так и не смог подойти к борту для высадки людей, и, зарываясь носом в волну, ушел обратно к берегу. Настроение это никому не улучшило.

     - Ну и где же морская дружба? – Иван-Труба тяжело вздохнул и ушел с палубы в надстройку. Собственно говоря, ему-то обижаться было не на что, да и не на кого. Все что ему требовалось:  жена, бутылка и смачная закуска – было уже тут. Но каждая медаль, как мы знаем, имеет еще и третью свою сторону – ребро. Трубе предстояло решить еще одну задачу – вахта. Так как с приходом перешли на суточные смены, то вопросы с принятием ста граммов, женой, гарной закуской и сладким сном как-то запутывались в двадцати четырех, определенных для вахты часах, категорически не желая выстраиваться в уже привычную для Ивана, линию. Но, почесав одной рукой пузо, другой затылок и чуток поразмыслив, он решил и эту, оказавшуюся не такой уж и сложной, проблему. Нужно было просто один из вышеуказанных вопросов связать напрямую с вахтой в машине…

     Иван Васильевич, не мудрствуя лукаво, перепаковал свою Галю в робу (благо дело они с мужем в размерах сходились) и запряг ее на ночные хозработы в машинное отделение. Остановив и разобрав сепаратор, он дотошно объяснил, как и в каком порядке что вынимать, где, как и чем мыть, как и куда потом складывать. И дело пошло. Ежели срабатывала сигнализация, то супруга со знанием дела шла, нажимала в ЦПУ квитирующую звук сирены кнопку и звонила мужу в каюту. Плиты в машине были вымыты, леера блестели. Ивану оставалось под утро, к смене вахты, проверить уровни, температуры и, ежели надо, подкатать или выкатать чего.  Сам Труба был доволен собой. Ну и супругой. Естественно, нужно было соблюдать хоть какой-то режим секретности. Дед съехал на берег, так что тут уже проще было. Но, как веревочке ни виться…

     В общем, развязка наступила внезапно, когда спустившиеся какого-то беса среди ночи в машину второй и третий механики узрели, как два моториста запускают дизель генератор. Почему два, а не один? – мелькнувший было вопрос перешел на второй план. А вот почему один из них, ворочающий валоповоротку, был в штанах и в лифчике – идиотизм явно первостепенного значения!

     Ситуацию разрулили на месте. Густо пахнущую соляркой и блестящую от пота Галю выпроводили из машины, с трудом выдрав у нее из рук двухдюймовую трубу, коей она до этого лихо проворачивала вал, а потом безуспешно пыталась прикрыть ею свое нижнее белье. А окруженный ореолом крутого колбасно-чесночного духа Иван, с ярко обозначенной подушечной трещиной на щеке и поднятыми в удивлении генсековскими бровями, получил неофициальный, но внушительный втык, возражая и высказывая твердое свое убеждение, что семейный подряд есть штука дюже полезная и нужная. Его почему-то категорически не желали понимать. От обиды и этого самого непонимания он закрылся с Галей после вахты в своей каюте и в знак протеста не выходил из нее весь день. И только уничтожив все привезенные супружницей виды домашней снеди, он, ведомый чувством голода, вырулил на свет божий, пополнил запасы у поварихи на камбузе и снова закатился в каюту.

     На следующее утро волна убилась, к борту таки подошел катер со сменой и Ваня с Галей, обиженные, но не переубежденные, благополучно отбыли на родной берег.

Игорь Малушко

© 2017 Whitefred-МОРСКИЕ РАССКАЗЫ И ФОТОГРАФИИ СУДОВ.. Все права защищены.
Пригласительные на свадьбу