ФИГУРА ИЗ ТРЁХ ПАЛЬЦЕВ

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

ФИГУРА ИЗ ТРЁХ ПАЛЬЦЕВ


     Шёл уже третий месяц контракта. Выполняя условия фрахта, судно бегало с грузом угля, руды или цемента, а порой и зерна из портов на Миссиссиппи, через Атлантику, на Гвинейский залив. Обратно в балласте снова на Штаты. В тропиках жара, а на судне не работает кондиционер. Тотальная экономия – компания зажимает запчасти и мы на пару с Вайном разбираем, что-то придумываем, снова собираем… Поработает пару дней – и скиснет. Но нам не привыкать.

     Однажды, выйдя из славного Гвинейского порта Конакри, мы в очередной раз двинули на Новый Орлеан. По международным требованиям, перед выходом из таких весёлых портов, экипаж должен досмотреть всё судно на предмет присутствия в разных дырах и щелях незаконных эмигрантов и при нахождении оных сдать их властям. Досмотр проходил как обычно, то есть не очень-то и внимательно. Да и за полчаса отведённого времени не сильно-то и досмотришь. Тут пару часов надо бы и фонарей побольше… В общем на третьи сутки перехода, откуда-то из трюма вылупились три клавиша. Здрассте, мол, мы вот тут пить очень хотим, да и пожрать бы не прочь. И темно у вас там!... Напоили, хлеба дали, определили любезных в каюту с решёткой на иллюминаторе и под замок. В каюте той, как и положено – гальюн и умывальник. Но братья наши меньшие верно слыхом не слыхивали о чудесах санитарии и отправляли нужду по углам каюты. На всех доступных членам экипажа языках, на пальцах рук и ног мы пытались объяснить, куда по нужде ходить следует, но дело это оказалось безнадёжным, разве что пользовать наши крестники стали только один угол каюты из четырёх. И то уже хорошо… 

     А в это время идёт крутая переписка капитана с компанией по поводу присутствия на борту нежелательных элементов, имеющих намерение своим тайным вторжением подорвать экономику Соединённых Штатов. Из самой Америки приходят недовольные и категорические заявления о том, что вина за происшедшее возлагается на капитана и экипаж, и что к компании будут применены штрафные санкции. Капитан, в свою очередь, собирает экипаж для разбирательства…

     Пару слов о капитане. Помню только фамилию: Мороков. О его качествах как капитана судить не буду – не мой уровень. Но профессионал, чувствовалось. А как человек – так все мы со своими лопнувшими шариками в голове и семейными проблемами. Своеобразный стиль разговора – ускоренно-заикающийся, а в нервозной или напряжённой обстановке его порой можно было и не понять, приходилось прислушиваться.

     Так вот, собрал капитан Мороков народ для расправы. Сидит за столом, красный как бурак, слюной брызгает, кулаком по столу в такт резаным словам стучит¬:

     - К-кампания штраф, ш-штраф за этих п-пассажиров платить должна! Из-за вашей х-халатности! Сc-то пи-пийсят тыщ до-доларов платить!... – в это время, сидящий в первом ряду собрания Бурмейстер с напряжением, приставив ладонь рупором к уху, вслушивается в тарабарщину Морокова. Лицо его, из состояния полного непонимания постепенно переходит к сосредоточению, потом брови медленно сдвигаются, одна приподымается и растягивается по лбу… - И ч-что прикажете с вами делать?! Это же с-сто пийсят ты-ты-щ дола-долларов! П-платить из-за вас!...

     …дотарабанить капитан так и не успел. Со своего места внезапно вскочил Бурмейстер и дрожащим гневно-истерическим голосом заорал:

     - Это что, я свои сто пятьдесят долларов платить должен?!... На! – и под носом у Морокова образовалась круто свёрнутая рабочей рукой огромная фига!...

Пока успокоили Бурмейстера, объяснив ему что по чём и о чём вообще речь идёт, пока пришёл в себя обалдевший Мороков, пока отгрохотал смех в салоне – прошло минут пять. Ни о каком продолжении собрания речи быть уже не могло. Глуховат был Борис Иваныч. Да и скуповат – уж это было!

© 2017 Whitefred-МОРСКИЕ РАССКАЗЫ И ФОТОГРАФИИ СУДОВ.. Все права защищены.
Пригласительные на свадьбу