BURMEISTER & WAIN

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

BURMEISTER & WAIN


       Мой первый “подфлажный” пароход. Им оказался балкер “Галактик”, греческой судовой компании. Это было в декабре 1991 года, когда уничтожение торгового флота ЧМП уже сдвинулось с мёртвой точки. Работы на базовом флоте становилось всё меньше для моряков и вместе с тем попасть “под флаг” было ещё не всем доступно. Ещё плотно тёрлись о землю совдеповские хвосты принципа отбора: где по знакомству пролез, где и цифру отсыпал…

       Я, как ни странно, оказался причисленным к этой отборной гвардии совершенно случайно. Решение уже созрело и оставалось зайти к инспектору для подписания моего заявления с просьбой о переводе в “подфлажный” флот. Инспектор, конечно же, категорически отказал мне, мотивировав это тем, что некому работать на танкерах  и заявление моё не подписал. Выйдя из кабинета (а было уже часа четыре дня, и приём плавсостава заканчивался), я побрёл по коридору в сторону выхода. И тут заметил, что дверь в кабинет старшего инспектора (не помню фамилию, много их тогда развелось в переулке Нахимова), заведующего кадрами плавсостава подфлажного флота открыта и в предбаннике нет секретарши… Я решился на необдуманный, но как чуть позже оказалось, правильный поступок и, постучавшись, попросил разрешения войти. В кабинете горела только настольная лампа и в её свете я увидел лицо занятого чем-то человека, снимающего очки и разрешающего мне войти.

     - Я вас слушаю, молодой человек.

  - Добрый день. У меня тут проблема возникла, хотелось бы с вами посоветоваться.

     - Ну, давайте быстрее, у меня мало времени. Что там у вас?

     - Я тут заяву написал, хочу под флаг…

     - Давайте сюда ваше заявление… Так, а почему нет подписи инспектора?

     - Так вот в том-то и дело, что не хочет инспектор подписывать, не отпускает меня.

     Пауза длилась около полминуты. Взгляд прыгал с листа заявления на мой лоб и обратно. Рука надела на нос очки, плотно их притёрла к переносице и уже какой-то другой, твёрдый голос изрёк:

     - А мы с вами обойдёмся и без его подписи!... – рука размашисто утвердила на бумаге какую-то резолюцию, другая, порывшись в ящике стола, извлекла из его недр маленькую печать и категорический хлопок её о моё заявление перебросил меня в другой мир…

     Первые сборы экипажей подфлажных судов проходили там же, в здании отдела кадров тогда ещё вроде бы ЧМП. Хотя многим в те дни уже было ясно что аббревиатура сия тонет в трясине капиталистических обновлений. Но тогда каждого моряка волновало другое – заработать денег. А кто чего там разваливает и к чему это приведёт – пустозвон сквозь сигаретный дым за кружкой помойного пива в забегаловке рядом с кадрами. Своё – оно как-то ближе и больней… Так вот, уже зная название судна, на которое мне предстояло лететь в составе сколоченного экипажа неизвестно куда и когда, я регулярно, три раза в неделю, в назначенное время посещал сборы. Вопросы, которые там решались, на первый взгляд были серьёзными и актуальными, но при ближайшем рассмотрении оказывалось, что это просто перекомплектовка, отсеивание неугодных и втискивание новых, нужных кому-то людей, но как зачастую оказывалось – совершенно ненужных именно на судах. Среди всех прочих было и немало действительно серьёзных спецов с большим стажем и опытом работы на советских судах - как рядовых моряков, так и офицерского состава. Так я познакомился с двумя выдающимися личностями: Борисом Ивановичем Маслюком и Иваном Ивановичем Волковым. Старые сварщики-мотористы, обыкновенные работяги моряки Боря и Ваня, которых я сразу же окрестил по типу судового главного двигателя – Бурмейстер и Вайн…

 

СТАРЫЕ ШТАНЫ С НОВЫМИ ДЫРКАМИ

     Перелёт к месту посадки на борт судна прошёл успешно. Панама встречала нас жарой, а где-то там дома скрипел январь. Привезли нас из аэропорта прямиком к панамскому каналу, возле славного города с одноимённым названием. Ждать подхода судна для смены экипажа нам предстояло несколько часов. Сразу же к нам прилипли местные маклаки (в простонародии - бизнесмены) со всякого рода навязчивыми предложениями купить их разношерстные товары. Среди прочего у них можно было найти и кое-что полезное. Например, водку. Скуплена она была в количестве двух ящиков, в каждом из которых находилось по шесть двухлитровых бутылок под названием “ВОДКА  БОЛШОЙ”. И телевизоры. На такую роскошь я претендовать не мог, так как вылетел из Одессы с пустыми, а приземлился в Панаме с дырявыми карманами. Но кое у кого цифра в карманах ещё громко похрустывала и трое хорошо похмелившихся наших соратников категорически решили: надо брать! К ним, пошевеля мозгами и рассудив, что телевизор в каюте на время контракта является вещью первостепенной важности, примкнул непьющий Бурмейстер. Вайн скромно откололся, решив покупать телевизор по дороге домой после окончания контракта… а ещё лучше - музыкальный центр. Договорившись с маклаком, который на радостях скинул цену за опт с четырёхсот до аж трёхсот восьмидесяти долларов за единицу товара, наши мужи теперь уже полностью были готовы работать хоть год и хоть на чёртовом корыте, которое будет плавать в кипящем масле. Аппараты проверили, воткнув по очереди вилки в розетку в какой-то засаленной, воняющей рыбой и старыми шлёпанцами будке. Покупки обмыли. В процессе ожидания подхода судна количество ящиков с водкой сократилось до полутора. Кто-то купил себе соломенную шляпу, которая уже минут через пять безответственно доверилась лёгкому ветерку…


© 2017 Whitefred-МОРСКИЕ РАССКАЗЫ И ФОТОГРАФИИ СУДОВ.. Все права защищены.
Пригласительные на свадьбу