ТАМОЖНЯ ДОБРО НЕ ДАЕТ

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

ТАМОЖНЯ ДОБРО НЕ ДАЕТ

 

     Бегали мы на коротком плече по средиземке. Рейсы не долгие – в пределах месяца. Уход, приход – таможня, граница… Да нас уже каждого погранцы и таможенники знали в лицо. Но, не смотря на это, отрабатывали они свой хлеб как положено, не выделяя ни кого и не делая поблажек кому-то в отдельности. Но для всего экипажа в целом попущения, конечно же, были…

 

     Ни какие  волны цунами, будь таковые в Одесском заливе, или завихрения дующих с Молдавии ветров, не могли бы остановить идущий на рейд катер. Погранцы и таможня неуклонно следовали курсом на открытие границы. Ночь. Одесский рейд. Народ на борту в ожидании. Зеленый огонек идущего к борту катера все ближе. И вот уже, словно из большой детской дудки, прикрученной к гигантской клизме, раздаются рваные гудки подходящего катера.

     Власти уже стоят на носу, готовые к высадке на борт. А у них за спинами из дверей салона уже выглядывают и машут руками наши жены… Это и было одним из немногих попущений со стороны властей экипажу – взять с собой на катер семьи моряков, чтобы не ждали утреннего рейдового катера, который будет добираться до судна час, а то и два, подходя по дороге к другим, стоящим на рейде судам. Но на борт им пока нельзя, пока не досмотрят, не откроют границу. Так и сидели на катере в ожидании сигнала на абордаж…

     Вот теперь настало время ввинтить в сие повествование конкретных действующих лиц, вернее сказать – одно лицо из ряда выделить.

     Иван Васильевич. Или Иван-труба. Мужик крепкий и моряк солидный. С его внешними данными ему в боцманах место, ан нет – карьера моториста его более прельстила. При росте выше среднего он, в свои “за сорок” обладал солидным брюшком-капелькой, которое начиналось от подбородка и еще не закрывая ремень брюк, уже угрожающе нависало над ним. Плавно перетекая боками в спину, этот бурдюк опускался ниже и вливался в узлы двух больших курганов. Кисти рук были шириной с запястья. При ходьбе Иван легко покачивал чуть приподнятой головой со свернутыми трубочкой губами на удивленном лице, и поэтому создавалось впечатление, что он насвистывает какую-то мелодию.

Медленно продвигаясь по карьерной лестнице, Иван в свои годы догреб до уровня моториста первого класса и как тот капитан, который никогда не станет майором, обреченно и уже безразлично притерся своим мощным крупом к вахтенной службе. Да и вахту он стоял с четвертым механиком, который, дабы Иван Васильевич хоть как-то собой обозначал движение в работе, постоянно отправлял того в трубу что-то мыть, вытирать, чистить. Так к нему и прилипло – Иван-труба.

     Малоразговорчивый, но уважающий шутку и выпивку, Иван никогда никого не приглашал к себе на рюмку, не падал в долю, зато очень тонко определял, в какой каюте пьют без него. Но не ломился, а ждал в коридоре, пока кого нелегкая оттуда вынесет в гальюн по малой нужде или же за очередной порцией закуски. Нарвавшегося на Ивана-трубу ждал дежурный осуждающий вопрос:

     - А где же морская дружба?...

При этом обойти того в узком коридоре не представлялось возможным и приходилось начинать с Иваном дружить и закреплять эту дружбу хорошим гранчаком водки. Спасало одно – Труба долго в чужих каютах не задерживался. Всунув в себя минут за десять пару полных стаканов спиртного, тот благодарил за угощение и покидал уже успевшее за это время наскучить ему общество…

     …Катер с властями подошел к борту. Таможня и погранцы поднялись по трапу. Команды для сбора экипажа еще не поступало, и народ толпился у фальшборта, выглядывая прибывших жен, махая им руками, перебрасываясь душевными приветствиями. Среди прочих, упершись животом в леера и сложив ладони-лопаты рупором у рта, громким голосом взывал к своей второй половине Иван-труба:

     - Галя-а-а! Га-а-ля-а-а!

     - Ваня-а-а! Я тут! 

     - Галя!

     - Та шо? Я тут!

Мощный голос кормильца перешел на не менее громкий шепот:

     - Галя, ты водку прывэзла?

     - Та де я ее визьму в три часа ночи?

     - От когда купишь, тогда и приедешь! Поняла?...

 

…Поняли все. Иван развернулся и ушел с палубы. Галя скрылась в салоне катера. Никто так и не понял – тут смеяться надо или как? Провожая Трубу взглядами и открытыми ртами, народ решил промолчать. А что тут скажешь?

 

Таможня добро не дает!

© 2017 Whitefred-МОРСКИЕ РАССКАЗЫ И ФОТОГРАФИИ СУДОВ.. Все права защищены.
Пригласительные на свадьбу