НЕПРИКАСАЕМЫЕ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)

Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

НЕПРИКАСАЕМЫЕ

(ЧАСТЬ ВТОРАЯ)

ОТСТОЙНАЯ

     Маета экипажа объяснялась просто. Судно задержалось в работе между портами на Черном море, и выход за бугор оттягивался. С Ильичевского порта на Керчь, с Керчи на Ильичевск… 

    - Даник, так что там говорят за рейс? – Гусь старательно, чтобы не повредить стеклянное горлышко, отковыривал пробку на бутылке “жигулевского”. 

       - Болтают, что в Николаеве будем какую-то технику на Индию или на Пакистан брать… Э-э-эх! – Даник с треском разломал крупную тараньку, засыпав соляной пылью и чешуей маленький стол в каюте. – Только когда на тот Николаев пойдем – бес их знает.

       - Так и практика наша закончится в каботаже… Да ты газету подстели, шо ты на столе соришь?

     - Не-е-е! У нас до декабря, а сейчас июль. Сбегаем еще за бугор. А ты бы оторвал “Знамя Коммунизма” из подшивки в “Красном уголке”, в столовой, я бы и застелил!... О, Колпак, дай свой целлофановый кулек с флагом нарисованным!...

     …Пластиковый пакет был подпольной гордостью практиканта. На нем с обеих сторон был изображен британский флаг. В те времена мало кто мог похвастать наличием у себя такого дефицита. И хоть картинки на кульке сильно потерлись, Колпак, упорно не собирался в ближайшие лет пятьдесят расставаться со своим фетишем. Правду сказать, такого рода предметы с рекламой государственного флага капстраны, не приветствовались цензурой нашего социалистического (а по некоторым сведениям уже и почти что коммунистического государства) и можно было запросто лишиться сих чуждых и дерзких реклам, противных нашему строю и образу жизни, при таможенном досмотре. Или поиметь неприятный разговор с помполитом, со всеми вытекающими отсюда оргвыводами. Но Колпак дорожил папашиным подарком, привезенным из очередного рейса. Собственно говоря, подарком-то этот кулек не был. В него, года полтора назад, прошедший досмотр и границу пьяный в дрова боцман Федор Колпак, напихал свое нестиранное нижнее белье, так как списывался на берег в очередной отпуск, а постираться на борту не успел. Или уже не мог. Откуда появился у него этот кулек – он бы, наверное, и на полиграфе не ответил. Где-то по пьянке подвернулся. 

     - Ага! Уже и подарил тебе даже! Вы бы с пивом поаккуратней, а то помпа в каюту зайдет и будет вам Пакистан-шмакистан. До Николаева не дойдем – тут в Ильичевске и смайнают, блин, всех на берег!

     - А тебе-то что? Ты же у нас не употребляешь.

     - Тут разбираться не будут – всех спишут.

   - За бутылку пива не спишут. – Очередная таранька затрещала в руках Даника, а сидящий на диванчике Гусь таки откупорил несчастную бутылку пива. – Бьют не за то что пьют, а за то что не умеют! Во!...

     В каюту втиснулся Шкраба. С утра он, как и положено, четыре часа провертелся с токарем в машине, закрепляя на практике теоретические прививки токарно-фрезерного дела. Синие рабочие брюки, такая же куртка, черные в мелкую дырочку кожаные рабочие туфли и берет – обязательные составляющие рабочей одежды судового токаря, строго соблюдающего технику безопасности.

     - Привет! Ну шо тут?

     - Тут в рабочей обуви не ходят.

     - Та я на секундочку, иду уже переодеваться и в душ. А вы на обед ходили?

     - Та не, давай иди мойся-купайся и все вместе пойдем.

     - Дай глоток пива, а то жарко…

 

     Так и жили, день за днем ожидая новостей о скорейшем уходе за границу. Ни кто из веселой четверки никогда за бугром не был, так что тамошний порт не имел особого значения, лишь бы просто попасть “ТУДА”... А там уже разберемся!... В один из обычных дней весь квартет высыпал в город погулять. Порт наш, люди тоже в городе свои. Пивбар общий. Почти. Но со своими законами, слоями и категориями контингента. Вообще пивная – это как отдельное государство и если бы можно было на огромном пространстве нашей великой страны вдруг собрать их все в одну огромную пивную, то там бы внутри ее начали бы строить заводы, институты, создавались бы семьи. Была бы своя милиция, вытрезвители… Теоретически. И получить гражданство в таком пивгосударстве и переехать туда на постоянное место жительства, было бы, наверное, просто. Только опуститься до определенного уровня. А пока что четверку галдящих семнадцатилетних пацанов в пивбар на улице имени Ленина не пустили…

     - И шо делать будем?

   - Ну, раз нам по возрасту там не положено присутствовать, пиво типа попить, значит, берем в магазине бутылочное.

     - А дадут?

     - Шкраба с усами, он постарше выглядит, ему дадут. Вчера же купил!

 

     На том и порешили. Пиво “Жигулевское” в количестве восьми темно-зеленых пол-литровых бутылок, прекрасно вместилось в яркий, перечеркнутый британским флагом пакет Колпака. Он же его и понес, боясь доверить, не столько груз, сколько сам пакет кому-то постороннему.

     - С вашими кривыми руками – еще порвете!

Все согласились. Нести четыре литра в неизвестном направлении, в поисках места, где бы посидеть, никому не хотелось. Минут через десять была определена и достигнута точка “посидеть”. В уголке парка на скамейке, у обрыва с видом на море, за не очень густыми, но все-таки кустами. Тараньки было достаточно. А пиво… его всегда мало.

     Минут через двадцать, когда по первой таре было ударено, первые рыбешки сгрызены, стартовые анекдоты рассказаны, Гусь решил приспуститься с обрыва по нужде. 

     - Оп-па-а-а! Мужики, давай сюда! тут прикол!

Все бросились на крик. Гусь стоял, нагнувшись над каким-то сидящим на глиняном склоне обрыва мужиком с опущенной на колени головой.

     - Пацаны, по-моему, это наш дядя Женя!... Готовый в дупель, спит! Давайте его заберем, а то не мы – менты загребут.

     - Так он же вроде вчера утром домой в Одессу намылился.

     - Значит, с первой попытки не доехал. Надо обратно его на судно тащить, в точку старта…

     Дядя Женя электрик. Личность уникальная. При росте ниже среднего и бочкообразной фигуре, это был на редкость шустрый экземпляр. Скорость, с которой он передвигался по судну, удивляла всех. Тем более, что возраст под пятьдесят оговаривал уже не торопиться. Круглая голова с залысиной, обрамленной густыми кучерявыми волосами с проседью, имела спереди лицо, на котором выделялись красные рачьи глазки и нос с синими прожилками. Сама голова, словно не имея шеи, уходила в плечи. В общем, вся его внешность и скорость передвижения напоминали солдата, бросившего винтовку и под пулями улепетывающего с поля боя. Но внешность обманчива. На самом деле дядя Женя был человек с крутым характером и если бежал, то только вперед, в атаку, не разбирая, кто и в каком количестве окажется на пути. Напивался он очень редко, но если уже случалось такое, то метко. Вот как теперь. Но и в состоянии полного дупля старый моряк умел логически рассуждать. Если, конечно, понимал о чем речь идет. Имел феноменальную память на исторические даты в пределах школьной общеобразовательной истории, но при всем этом мог запросто дать в споре оппоненту в глаз кулаком. Гадать, как он, вроде бы вчера взявший отгул и уехавший домой, оказался сегодня тут – никто не собирался. Но кантовать его в таком состоянии белым днем, через весь город, через проходную порта на судно было нельзя. 

     - Придется до вечера ждать. Мы его даже вчетвером не докатим. Да и на открытом пространстве нас всех загребут!

     - Ну что? Как решаем?

     - Уложим, ветками забросаем, и будем наведываться. Очухается – заберем.

     - Пока стемнеет – это часов пять. Нормалек. И в кино сходить успеем!

 

     В кинотеатре шел фильм “Белая птица с черной отметиной”. Решили не идти. Развлечений, кроме как купить еще пива или бутылку “Ркацители”, на горизонте не маячило. Родственников, корешей или просто знакомых ни у кого в этом городе не было.  Решили проведать оставленного на обрыве дядю Женю. Прошло уже часа три. Затаренный пивом квартет вынырнул у знакомой скамейки. Каково же было удивление, когда взору подошедших “спасателей” открылась такая картина: на скамейке сидел уже вернувшийся из объятий морфея дядя Женя в обнимку с еще одним субъектом. В руке у того была зажата бутылка красного вина, которой он, как актер на сцене, размахивал, декламируя при этом какие-то стихи.

     - Ни лед, ни пламень не согнули-и-и (ик!)

     Металл, что выкован ру-(ик!)-ой!...

Дядя Женя воздел правую руку со стаканом небу и попытался что-то, как-то продолжить. Но изо рта вылетели одни бессвязные мычания, которые все таки видать поддержали тему и общее настроение обоих, потому как второй субъект удовлетворенно махнул бутылкой и сказал:

     - С-спсибо, друг мой! Сп-пасибо!... Давай стакан!...

    - Дядя Женя, привет! Хорош уже! На пароход пошли! – Колпак присел справа, остальные присели на корточки. – Надо идти, скоро отход!

     - К-кой отход? Куда?

     Оказавшийся в неприятном положении прерванного поэта, декламатор опустил почти полную бутылку “Вермута” и попытался рассмотреть вновь прибывших. Всех сразу. Не получилось. Тогда он вопросительно глянул на дядю Женю. Тот махнул головой:

     - Эт-то мои юные друзья! Имею честь прдста-авить!... А шо, уже пора?

     - Ну да! Скоро власти! – Гусь поддержал благородную ложь Колпака. Электрика надо было во что бы то ни стало вытаскивать. – Вы же знаете, помпа, как увидит – будет труба!...

     - Дядя Женя, пошли, а? У нас пиво есть!...

  - Это хорошо!... Друг мой, - высокое обращение было адресовано неизвестно откуда взявшемуся алкашу-поэту – как тебя там э-э-э…

     - Сергей. Сергей Альсаныч!

     - Ну да, так вот, я тебя оставляю. Нам пора!

На удивление удачно отклеенный дядя Женя мог даже кое-как сам передвигать ногами, так что тащить не пришлось. Иногда только направлять в нужную сторону. Поход по тылам противника прошел без эксцессов, разве что одна бутылка пива, затребованная поднадзорным, была им выронена на асфальт и разбилась. Проходную проскользнули без задоринки, смазав проход выданной охраннику бутылкой вина. По трапу дядя Женя поднялся сам. Сильный был человек. Вахтенный матрос Сергей помог определить уставшего дядю Женю в его каюту и сообщил новость:

     - После нуля отходим на Николаев. Хорошо, что вы его нашли, а то старпом ему домой в Одессу звонил – не дозвонился. Все уже на борту.

     - Во! А мы, оказывается, не врали ему, когда уговаривали идти с нами на судно! Вот как бывает!... Случайно на него тут в городе наткнулись. А то так бы и остался на берегу…

 

     Вот как оно вышло. Через  сутки судно привязали к причалу в Николаевском порту. Предстояло еще две недели погрузки и – в рейс! Будни практикантов продолжались…

© 2017 Whitefred-МОРСКИЕ РАССКАЗЫ И ФОТОГРАФИИ СУДОВ.. Все права защищены.
Пригласительные на свадьбу