НЕПРИКАСАЕМЫЕ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)

Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 

НЕПРИКАСАЕМЫЕ

(ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)

ЗНАКОМСТВО ВКРУТУЮ

     Большой, толстый кулак медленно приближался к носу Даника. Все попытки нырнуть под него или хотя бы повернуть голову ни к чему не приводили. Прямо как заклинило башку. И в кулаке том что-то было зажато. Что-то до боли знакомое… Таранька! С одной стороны кулака хвост, с другой голова… - А-а-а-а!

     - Да разбудите этого придурка! Эй, Данник, хватит орать!

…Кулак трансформировался в какое-то подобие головы бледно-сиреневого цвета, выросли уши, нарисовался рот, глаза… - А-а-а-а!

     - Але! вставай!

Ясность пришла вместе с рожей Толика. И ещё кого-то. Даник разлепил глаза.

     - О! Шо такое?

     - Это ты – ШОТАКОЕ! Че орёшь! Просыпайся, давай, скоро завтрак. Что тебе снилось, крейсер Аврора?

     - Ты, Толик. От того и кричал… Фу-у-у! Кошмар какой-то. Даже во сне бутылку отобрали, еще и морду набить хотели! – Даник растирал толстыми ладошками лицо. На голове волосы – как будто не спал, а в бурю на велосипеде ехал.

     Каюта практикантов находилась в кормовой части надстройки по левому борту. Четыре койки, стол, большой рундук, один умывальник, два колченогих, но крепких стула. Все. Саня Гусь усердно скреб зубы, тыкая щеткой в картонную коробочку с зубным порошком, стоя над умывальником в одних трусах и при этом, не совсем внятно встревая в разговор.

     - А бутывка чиво?

     - По-моему «Буратино». Сладкая вода. Точно не скажу. Но уверен, что не Портвейн Молдавский – его у меня в прошлом сне кто-то разбил…

     - Так, понятно. Даник, ты в магазин не пойдешь, разбивай бутылки лучше во сне.

     Толя Шкраба, Саня Гусь и Даник кое-как разворачивались в небольшом помещении каюты. Каждому надо было что-то свое сделать, совершенно противоположное действиям другого и от того все шло в раздрай. Даник, сидя на своей койке второго яруса и свесив ноги, пытался натянуть майку, но подволок был низким, и ему приходилось сильно наклоняться вперед, рискуя грохнуться на палубу. При этом он дергал босыми ногами и Шкрабе, который прыгая на одной ноге, пропихивая вторую в штанину брюк, приходилось лавировать, чтобы Даник не залепил его ногой по башке. Гусь наконец-то почистил зубы, отплевался, умылся и вытирал лицо полотенцем. В этот момент Даник таки умудрился воткнуть большой палец левой ноги в глаз Толику, тот заорал и запрыгнул Гусю на ногу…

     - А-а-а-а-и-и!..

     - Бли-и-ин!..

Оба дернулись в сторону уже почти натянувшего майку Даника и Саня, дабы не упасть, схватился за его ногу…

     - Та-йо-о-о-о!..

     - Бля-а-а-а!..

     …Даник упал на всех. Имея достаточно весомую фигуру,  он плотно придавил двух своих сотоварищей. Из всей троицы на момент падения никто так и не успел довести свои дела до конца.

     - Опа-а-а! – В проеме двери образовался четвертый фигурант практикантского квартета - Олег. Трое копошащихся и хохочущих в данный момент на полу имели звучные, простые фамилии, но, тем не менее, не отказывались от прилипших кличек Гуся, Шкрабы и Даника. Олег же, не признавал никаких к нему примеряемых погонял и требовал, чтобы называли его по фамилии – Колпак, по всей вероятности не подозревая, что тут и клички не надо…

     - Шо, опять мои брюки помяли! – Он перепрыгнул через троицу смеющихся сотоварищей и поднял сброшенные со спинки стула зеленые вельветовые штаны. – Та вы уже достали своими приколами! Идите на завтрак, там помполит заглядывал, спрашивал за нас.

     - А шо ему надо, Колпак? - Прохохотавшийся Даник уже стоял на коленях и дотягивал майку на пузо. Скатанная на спине, она никак не хотела тянуться вниз, и всем своим видом Даник напоминал знаменитого Доцента из фильма о джентльменах удачи. Кстати - и комплекцией тоже.

     - После завтрака – к нему. Там что-то в мире творится, он должен нас в курс дела ввести. Политинформация, короче. Ну и, я так думаю, общественную работу нам приготовил. Я уже позавтракал.

     - А шо там на завтрак сегодня?

     - Яйца вкрутую. И сосиски.

     - А мне чего-то и жрать не охота – Даник скривил физиономию, считая, что этим сам себя может убедить. Но Шкраба знал правду.

     - Даник, - сказал он, натянув таки брюки и запрыгнув в шлепанцы – единственная причина, по которой ты жрать не хочешь, так это то, что для тебя там жрачки мало!

     - А ты вообще до столовой не дойдешь, если кто увидит тебя в твоих блатных тапочках без задников!

     - Да я же только по каюте в них шарю!..

 

Тапочки без задников, или шлепанцы, считались в ряду множества других эпизодов, грубым нарушением техники безопасности на борту судна. За нарушение установленных правил можно было круто схлопотать напрямую от боцмана, старпома или капитана. Мог кто-то из экипажа сделать замечание. Или попросту настучать. Такие, вроде бы и мелкие нарушения, потом крупно отражались в характеристиках и личных делах.

     - Ладно, погнали, а то протабаним жрачку, потом до обеда тянуть придется. – Вопреки громко озвученному нежеланию идти на завтрак, Даник первым оказался в коридоре, хотя находясь до этого в каюте, был дальше всех от двери. – Ну, шо вы там? Я пошел!..

     Столовая экипажа находилась на палубу выше, в лобовой части надстройки. Поднявшись по трапу, троица направилась по коридору. Так как Даник, Шкраба и Гусь появились в столовой позже обычного, за столами, кроме боцмана и одного моториста, уже никого не было.

     - Доброе утро! Приятного аппетита! – Обязательный ритуал пожелания при входе в столовую, который строго соблюдался всеми членами экипажа, независимо от ранга. При этом никто из сидящих за столами не отвечал вслух, разве что мотнут головами в знак понимания. При выходе из столовой снова пожелания приятного аппетита и обязательное “спасибо”. – Так, говорят сосиски с яйцами сегодня?

     Даник протиснулся к своему месту за столом практикантов в углу столовой, уселся и с улыбкой на лице резко потер ладошки рук. Буфетчица Нина, или как ее ласково все называли Нинок, положила на стол большую тарелку со сваренными вкрутую яйцами и отдельно другую – с отварными сосисками. Хлеб уже был на столе.

     - Привет! Чай – как обычно, в чайнике на столе в роздатке. Приятного!

     - Нинок, как жизнь?

     - Жись, ребятки – держись!

Даник, почуяв в себе задатки циркового артиста и решив не упустить возможность фраернуться перед буфетчицей, схватил три из принесенных шести яиц и, сделав какие-то пассы руками, стал жонглировать, подбрасывая круто сваренные продукты в воздух. Подбросить у него получилось, хоть и невпопад, а вот словить яйца он уже не смог. Сделав какие-то суматошные движения руками в попытке изловить непослушный реквизит в количестве трех штук всего двумя своими руками, Даник придал яйцам еще большее ускорение в разных направлениях. Боцман Михалыч, сидевший за соседним столом и уже собиравшийся призвать разгильдяя к порядку, успел только открыть рот, как получил одним из яиц прямо в лоб... Второе залетело Гусю за пазуху, Последнее, которому было придано наибольшее ускорение, залетело в окно раздаточной и шлепнулось в портомойку. Все трое грохнули со смеху.

     Боцман наконец-то пришел в себя:

    - А ну прекратить безобразие! Вы что в цирке?..

Все бы ничего, но оказалось, что за всем этим представлением из двери столовой наблюдал старпом.

     - Все трое после завтрака ко мне в каюту!

     …Даник  уже полтора часа драил палубу коридоров главной палубы надстройки. Гусь тер тряпкой переборки, а Шкраба красил дверной проем.

     - Ну, шо, артисты, допрыгались? – Колпак, с деревянной улыбкой, скрестив на груди руки, стоял, упершись задом в косяк двери.

     - Не, еще не напрыгались! Еще будем… А ты бы помог, не обосабливался.

     - Если бы я не обосабливался, тогда бы и помог! Ха-ха-ха! – Колпаку понравилась собственная шутка. Развернувшись, он пошел в сторону салона. – Пойду-ка я лучше телевизор посмотрю. Драйте лучше, Артисты! Ха!...

     - Давай, давай! Плыви, говно зеленое! – И уже про себя сказал: – Скоро сам сюда придешь!

     - А чего это ты так уверен? – Гусь намочил в ведре кусок ветоши и выжал. – Он же сильно правильный. Да и с помпой по корешам. Он драить не будет.

     - Будет! Увидишь! – Шкраба мокнул кисточку в банку с краской. - Боцман мужик хоть и строгий, но правильный, терпеть не может таких скользких типов и подхалимов. А еще когда они диваны в салонах краской пачкают – так на неделю их работой грузит!

     - А причем тут краска и диван?

     - А притом, что Колпак сейчас, пока с нас тут ржал, задницей в свежую краску влип и пошел в салон!...

     Минут через пятнадцать в коридоре послышался голос боцмана, кого-то ругающий, а еще через пару минут появился Колпак с бутылкой ацетона и уксусной рожей.

     - Блин! Из-за вас теперь диван чистить! И штаны – хоть выкидывай! Что, не могли сказать, что тут покрашено?.. Тряпка есть?

     - Есть такое слово: Солидарность!... Давай-давай! На слюни нету времени. А тряпку можешь от своих штанов оторвать!... Колпак, а можно мы теперь с тебя поржем, а?...

     Все трое смачно поржали. Но отрабатывать наказание надо, и квартет практикантов уже в полном составе продолжил наводить порядок.

© 2017 Whitefred-МОРСКИЕ РАССКАЗЫ И ФОТОГРАФИИ СУДОВ.. Все права защищены.
Пригласительные на свадьбу